Акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, подписанный в Реймсе, вступил в силу 8 мая 1945. Именно эта дата считается Днем Победы в Европе, и вкус его был особенно сладким для предприимчивых местных производителей шампанского и сотрудников виноделен, которые всеми силами старались обводить вокруг пальца своих оккупантов.

шампанское во время второй мировой

От безжалостных грабежей до деспотичного руководства – возможно, ни один другой винный регион не вынес столько жестоких испытаний во время Второй Мировой, как Шампань. Даже странно, но, казалось бы, худшие события в истории региона (и нации) почти всегда в конечном итоге приводят его к триумфу, «звездному часу». Во время нацистской оккупации производителям шампанского пришлось пройти через пятилетний период беспрецедентного давления и запугивания, однако, это тяжелое время побудило местных жителей множество раз проявить небывалую находчивость и самоотверженность.

Сразу после капитуляции Франции 22 июня 1940 года, основные винодельческие регионы страны попали под контроль «винного фюрера» и обязательство бесперебойно обеспечивать Третий Рейх огромным количеством вина. В Шамнани на эту должность назначили Отто Кляйбиша. Он родился в регионе Коньяк и работал в семейной компании Matteus-Muller. Производители облегченно вздохнули, когда узнали, что их будет «курировать» человек из винного бизнеса. По словам одного из виноделов: «Если нет выбора, то лучше уж пусть тобой помыкает человек из винной индустрии, нежели какой-то нацистский вор-пивохлеб». К несчастью, надежды на лучшее вскоре рассеялись.

Колоссальные запросы

Но еще большую опасность для производителей шампанского представлял взрывной характер Кляйбиша. Следуя четким приказам Берлина, он требовал от виноделов колоссальное количество шампанского — до 400 000 бутылок еженедельно, и, как правило, за минимальную оплату. Это вынуждало винные дома подменивать этикетки и прятать столько продукции, сколько было возможно. Однако гер Кляйбиш, будучи опытным дегустатором, умел распознать подделку. Порой подозрения приводили его в ярость.

Один такой случай произошел, когда «винный фюрер» пригласил к себе на аперитив Роже Одеза (Roger Hodez), секретаря Союза великих марок шампанского (Syndicat des Grandes Marques de Champagne), ассоциации, представляющей ведущие винные дома региона. Кляйбиш налил им по бокалу и спросил гостя, что он думает об этом вине. Не дожидаясь ответа, хозяин обозначил свою позицию: «Давай-ка лучше я скажу, что думаю: оно пахнет дер**ом! Ты хочешь, чтобы этим я поил Вермахт?!». Одеза незамедлительно вышвырнули из кабинета.

В другой раз «на ковер» вызвали двадцатилетнего Франсуа Тэтэнже (Taittinger), Кляйбиш обвинил юношу в том, что его компания намерено поставила розлив худшего качества. «Как ты смеешь присылать нам какую-то шипучую воду из-под крана?» — крикнул он. Франсуа парировал: «А какая разница? Все равно это будут пить люди, которые абсолютно ничего не понимают в шампанском!» Кляйбиш приказал немедленно бросить молодого человека в тюрьму. Правда всего на пару дней, пока его освобождения не добился старший брат Гай.

Более удачным подходом для борьбы с человеком с таким переменчивым настроением стала креативная дипломатия. Мадам Жак из дома Боллинжер проявила творческий подход, чтобы убрать Кляйбиша с дороги. Она приняла гера, соблюдая все правила этикета, и любезно предложила ему расположиться в кресле настолько узком, что Кляйбишу, обладавшему внушительными объемами, совершенно невозможно было в нем усидеть. Незваному гостю пришлось простоять в течение всего визита. В последствии он больше никогда не пересекал порог дома Боллинжер, а знаменитое кресло сохранилось там и по сей день.
Кроме того, в Шампани был еще один человек, которому как никому другому удавалось находить общий язык с «винным фюрером». Граф Роберт-Жан де Вог, глава дома Moët & Chandon, обладал связями с самыми влиятельными семьями Европы, и гер Кляйбиш выделял его среди остальных.

До того, как в 1943 году де Вога все же арестовали, у них с Кляйбишем состоялось много встреч. Другие винные дома региона доверили де Вогу добиваться любых возможных поблажек для всего винного сообщества. Несмотря на то, что «победы» де Вога были весьма немногочисленны, без его усилий производители Шампани, несомненно, находились бы в гораздо худшем положении в период оккупации. Одним из достижений де Вога стало создание Межпрофессионального комитета вин Шампани (Comité Interprofessionnel du Vin de Champagne (CIVC).

Острая нехватка

К весне 1941 года стало ясно, что регион находится на грани. Запросы продолжали расти, и многие дома из последних сил пытались их удовлетворять, поставляя невообразимое количество вина. В Pol Roger ситуация приняла критический оборот, когда, кроме прочего, их обязали ежемесячно отправлять в Берлин огромное количество знаменитого винтажа 1928 года. Тогдашний президент Кристиан де Бийи отмечал: «У нас никогда не было больших запасов этого вина, и мы старались спрятать сколько возможно. Но тот винтаж был настолько великолепен и известен, что спасти его от немцев было нереально. Кляйбиш знал, что он у нас.»

Производители шампанского ответили небывалым единением. В апреле 1941 года де Вог устроил встречу производителей, чтобы основать организацию, которая бы стала представлять интересы всех в индустрии шампанского. «Мы все в одинаковом положении», — сказал он – «и мы либо выживем, либо будем страдать, но зато все вместе». Спустя три дня был основан CIVC, организация, которая и сейчас функционирует как официальный представитель региона.

Разумеется, на момент основания, организация преследовала более простые цели: дать производителям возможность выступать единым фронтом против захватчиков. Не удивительно, что именно де Вога выбрали ее главой. Хотя Кляйбишу и не понравилось создание такого органа, ему все же пришлось продолжить работать с его участниками. На очередной встрече с де Вогом гер Кляйбиш язвительно выразил свою позицию: «Можете продавать вино Третьему Рейху, его вооруженным силам, а также ресторанам, отелям и ночным клубам, контролируемым Германией, и некоторым нашим друзьям: послу Италии во Франции и маршалу Петену в Виши».

Когда де Вог услышал, какое количество шампанского «винный фюрер» ожидает от CIVC ежемесячно, он спросил, как такое вообще возможно выполнить. «Работайте по воскресеньям!» — грубо отрезал Кляйбиш. Несмотря на то, что в конечном итоге оппонентам удалось достигнуть компромисса, этот эпизод наглядно демонстрирует суть отношений двух мужчин: они понимали, насколько далеко каждый из них мог зайти. В целом, организация достаточно успешно противостояла геру Кляйбишу и его помощникам. В конечном итоге им даже удалось добиться официального разрешения продавать четверть годового объема продукции гражданскому населению Франции, Бельгии, Швеции и Финляндии.

Организация также сумела сохранить многие фирмы “на плаву” за счёт ротации опытного персонала между винными домами. Благодаря такому сотрудничеству, многим компаниям удалось выстоять. Однако, не следует забывать, что CIVC — не единственная организация, которая работала на благо населения. В период оккупации, Французское Сопротивление было особенно активным в департаменте Марна. Ранее борцы за свободу узнали, что солидные партии шампанского отправляют в те или иные регионы Европы и Африки в преддверии военных наступательных операций. Ярким примером (в конце 1941 года) стал заказ на огромную партию бутылок, упакованных и закупоренных так, чтобы их можно было отправить «в очень жаркую страну». Этой страной оказался Египет, где генерал Роммель планировал начать свою Северо-Африканскую кампанию. Борцы сопротивления передали эту информацию британской разведке в Лондон.

Таким образом, производители шампанского пережили период оккупации, стараясь обводить «винного фюрера» вокруг пальца, самоотверженно защищая то, что было для них ценно. Незадолго до освобождения Шампани, геру Кляйбишу пришел приказ вернуться обратно в Германию. Он оставил после себя горы неоплаченных счётов на миллионы франков, а чувство уязвлённой гордости, возможно, так и осталось с ним до конца дней. Так бесславно закончился период пребывания «винного фюрера» в Шампани.

Что бы не случилось, шампанское всегда побеждает.

Праздник освобождения

К концу 1944 года почти весь регион Шампань был успешно освобождён. Весной 1945 года генерал Эйзенхауэр перенёс свой штаб в Реймс, чтобы контролировать финальные операции и ожидать безоговорочной капитуляции Германии. Это наконец-то случилось 8 мая 1945 года, и тогда жители региона «выкопали» столько спрятанных бутылок шампанского, сколько смогли, чтобы достойно отпраздновать завершение худшего военного конфликта, который видели его жители. Оглядываясь на 70 лет назад, можно сказать, что День Победы стал, возможно, самым драматическим поворотным пунктом в истории винных домов Шампани.

В отличии от Первой Мировой, урон виноградникам был нанесён несущественный, и компании и винодельни быстро смогли восстановиться. И семь десятилетий спустя «золотой век» шампанского продолжает стремиться к новым вершинам, лишь иногда «переводя дух». Что бы не случилось, шампанское всегда побеждает. Как же виноделы прятали шампанское от нацистов? В период оккупации жители винодельческого региона, используя изощренные методы (часто при помощи CIVC), искусно скрывали от “винного фюрера” и его приспешников свои лучшие винтажи. Они разливали вино в грязные бутылки, закрывали их плохими пробками, отправляли партии Третьему Рейху на несуществующие адреса, а худшие разливы, напротив, упакованные лучшим образом, отправляли Вермахту. Если им везло, «вражеский покупатель» едва ли замечал подмену.

В то же время, дома сделали многое, чтобы предотвратить обнаружение своих лучших запасов нацистами. Обычно они строили в своих обширных винных погребах фальшивые стены и прятали бутылки за ними. Если этим способом по каким-либо причинам нельзя было воспользоваться, некоторые дома (например Боллинжер) маркировали лучшие бутылки надписью «яд».

А что насчет винтажей военного времени?

По мнению винного критика Майкла Бродбента, 1945 год (винтаж урожая, собранного спустя примерно год после освобождения Шампани) подарил «скромное число отличных вин. Танины и кислотность обеспечили винам того года огромный потенциал. Он выбрал Pol Roger своим фаворитом – достойное утешение компании, которая потеряла так много экземпляров своего знаменитого винтажа 1928 года.

Также из этого периода выделяют винтажи 1943 года (в меньшей степени) и 1942. Большое количество бутылок великолепного шампанского именно этого года открыли в 1953 по случаю коронации молодой королевы Елизаветы II.

По материалам сайта Decanter

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
На